КС уточнил, что нужно учитывать при определении степени тяжести вреда здоровью

Пострадавший от избиения пенсионер подал жалобу на положения Уголовного кодекса и Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека. Якобы эти нормы не содержат четких критериев и могут применяться произвольно. КС заметил: противоречия Основному закону нет, но есть нюансы, которые нужно учитывать.

Конституционный суд рассмотрел жалобу на ч. 1 ст. 111 и ч. 1 ст. 112 УК, а также третий пункт Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека. Новое постановление опубликовали в четверг, 11 января.

В КС обратился пенсионер-инвалид из Якутска. В мае 2013 года мужчину избили во дворе собственного дома. После случившегося у него развилось тревожное расстройство, которое привело к длительной и стойкой дезадаптации средней степени. Правоохранители посчитали, что пострадавшему причинили вред здоровью средней степени тяжести. Суды согласились с этим, а потерпевший — нет, он настаивал на тяжком вреде. Автор жалобы в Конституционный суд попросил признать оспариваемые положения не соответствующими Основному закону, поскольку они в силу своей неопределенности порождают возможность их неоднозначного толкования и произвольного применения при определении степени тяжести вреда, причиненного мужчине.

КС напомнил в постановлении, что ч. 1 ст. 111 УК предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни или повлекшего за собой:

    прерывание беременности; неизгладимое обезображивание лица;

    Согласно ч. 1 ст. 112 УК, к средней степени тяжести относятся травмы, не опасные для жизни, но вызвавшие длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на треть.

    Третий пункт Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, рекомендует руководствоваться медицинскими критериями, утверждаемыми Министерством здравоохранения и социального развития, и квалифицирующими признаками из четвертого пункта Правил.

    Конституционный суд посчитал, что «подобная дифференциация ответственности за преступления против здоровья носит объективный и обоснованный характер», учитывает значимость психического здоровья человека, направлена на эффективную защиту личной неприкосновенности. Это отвечает требованиям Основного закона.

    КС отметил: психическое расстройство можно отнести и к тяжкому, и к среднему вреду здоровью. Все зависит от степени серьезности заболевания, от того, насколько оно ухудшает качество жизни потерпевшего. Для физических повреждений определяющими становятся критерии длительности расстройства здоровья или степени утраты общей трудоспособности. Нет разумных конституционных оснований не учитывать эти критерии и в случаях с психическими расстройствами, если они сами по себе существенно не повлияли на благополучие потерпевшего. «При этом последнее обстоятельство не презюмируется, а подлежит доказыванию в процедурах уголовного судопроизводства, что для определения степени психического расстройства предполагает среди прочего проведение судебных экспертиз», — уточняется в постановлении.

    Рассмотрев жалобу, Конституционный суд решил: оспариваемые нормы не противоречат Основному закону, они позволяют отнести психическое расстройство как к среднему, так и к тяжкому вреду здоровью. Дело заявителя подлежит пересмотру с учетом правовых позиций, выраженных в постановлении КС.